«Пропаганда, особенно неприкрытая – это смешно». Конспект дискуссии
Как профессионально, но на понятном для публики языке, противостоять манипуляциям и пропаганде в медиа? Нужно ли доверять всем фактчекерам? И стоит ли запрещать российские телеканалы?

Эти и другие вопросы обсуждались во время панельной дискуссии, которая прошла в рамках форума Media Literacy Solutions в Минске.
  • Раду Мариан, депутат Парламента Республики Молдова (Молдова)
  • Гжегож Навроцки, тележурналист (Польша)
  • Вертика Каноджия, помощник руководителя группы по работе с клиентами Strategic Partners Group (Индия)
  • Алла Шарко, заместитель директора Press Club Belarus (Беларусь)
  • Наталья Лигачева, шеф-редактор сайта, руководитель «Детектор медіа» (Украина)
  • Эвита Пуриня, редактор отдела фактчекинга Балтийского центра журналистских расследований Re:Baltica (Латвия)
Модератор – политический аналитик Артем Шрайбман

Гжегож Навроцки считает противостояние фейкам и манипуляциям политическим вопросом.

«В Польше уже более четырех лет у власти популистское правительство. Одно из первых решений было принято для изменения управления общественных СМИ. И, по сути, это был последний день их существования. Все превратилось в абсолютно пропагандистские каналы», – подчеркнул он.

Навроцки напомнил, что на недавних парламентских выборах правящая партия «Закон и справедливость» вновь получила большинство голосов. «Выборы проведены хорошо, за исключением пропаганды, которая на польском общественном телевидении была на ужасно высоком уровне. Общественных СМИ у нас нет, как раньше. У нас есть государственные пропагандистские медиа. К счастью, у нас есть достаточно большое количество каналов, которые находятся в частной собственности и абсолютно независимы от правительства. Но очевидно, что правительство имеет очень хороший аппетит в отношении слома ситуации», – считает польский журналист.
Я пытаюсь работать с поколением моих родителей, убедить их, что некоторые из их идей очень легко перепроверить, факты верифицировать. А им все равно, они не хотят
«Могут быть армии фактчекеров, но если люди не заинтересованы в правдивой информации, мы можем отправить эти армии домой, потому что они не принесу никакого эффекта. Люди говорят: «Я всё равно верю в то, во что верю», – подчеркнул Гжегож Навроцки.

«Ребенок, когда ходит в начальную школу, очень четко усваивает, что интернет – это источник знаний, источник правды. Поэтому если мы не будем обучать наших детей с самого начала, не будем рассказывать им, как переваривать язык СМИ, мы ничего не сможем сделать, – продолжил он. – Я пытаюсь работать с поколением моих родителей, убедить их, что некоторые из их идей очень легко перепроверить, факты верифицировать. А им все равно, они не хотят».
Похожая ситуация со свободой слова сейчас в Индии, рассказала Вертика Каноджия.
«У нас огромная армия троллей, которая поддерживается и спонсируется правительством. Критики правительства испытывают в отношении себя различные угрозы. На самом деле, это ужасно, что премьер-министр сам угрожает журналистам», – отметила она.

В Индии, подчеркнула спикер, частные медиа вынуждены пропагандировать политику правительства, опасаясь преследований. «И здесь существует проблема манипуляций, в меньшей степени – дезинформация и искажение фактов. Единственная надежда, которая у нас осталась – это маленькие стартапы и новые организации, которые занимаются фактчекингом через социальные сети», – рассказала Вертика Каноджия.

При этом, по ее словам, власти также активно используют соцсети и популярные мессенджеры для пропаганды. Например, вводились ограничения для пользователей мессенджеров в период выборов.

Однако движение фактчекеров набирает обороты. «Появляется большое количество пользовательских видео, которые позволяют понять, как пропаганда влияет на их жизнь. Это видеоролики, где демонстрируются факты и высказываются противоположные мнения. С помощью анимации, данных и аналитики. Все поясняется простым языком», – рассказала она.
По мнению Натальи Лигачевой, власти правильно сделали, когда запретили вещание в стране российских
телеканалов после начала военной агрессии.
«Была очень большая дискуссия по этому поводу в обществе. Это снизило количество просмотров и было эффективно. Со временем был запрещен вход в российские соцсети, но этому меньше оправдания, потому что многие люди заходят через определенные механизмы», – считает эксперт.

Однако, подчеркнула Наталья Лигачева, подобный опыт может быть полезен не всем странам.

«Самая большая сейчас проблема – это не пророссийские дезинформаторы, а пророссийские СМИ, которые являются как бы украинскими, но, на самом деле, финансируются очень часто из России. Это крайне манипулятивные СМИ, – продолжила она. – По-прежнему, основным источником информации для населения является телевидение, даже не соцсети. К сожалению, уже три телеканала де факто стали собственностью Виктора Медведчука – это кум Путина. С ними очень сложно бороться. У нашего национального регулятора есть вопросы по получению этими каналами лицензий, но как только это все идет в суды, сразу же разворачивается огромный фронт борьбы за свободу слова на этих телеканалах».
Руководитель ГО «Детектор медіа» считает, что пока государство в битве с манипуляторами проигрывает.

По мнению эксперта, при фактчекинге лучше всего работают «легкие, изящные сатирические формы». «Очень хорошо заходят видео, которые просто разбирают ситуацию. В чем основная проблема? Пока мы что-то разоблачим, оно уже успеет захватить миллионную аудиторию. Но очень многие журналисты, гражданские активисты быстро реагируют на фейки в соцсетях», – рассказала Наталья Лигачева.
Сегодня еще нельзя сказать, что в Беларуси журналистика фактов сформировалась.
В беларусской ситуации с медиа есть общие черты с Украиной, однако «у нас рубильник не работает в ту сторону, в которую бы хотелось», считает Алла Шарко.

Почти все телеканалы, работающие на территории Беларуси, государственные. И они гибридные, поскольку в них присутствует российский контент, – заметила она. – Сегодня еще нельзя сказать, что в Беларуси журналистика фактов сформировалась. Многие десятилетия медиа обслуживали власть. И сегодня подавляющее большинство медиа, где пакет акций государства достигает 50% и больше, продолжают работать по советским лекалам».

Press Club Belarus сейчас ведет проект по медиаграмотности Media IQ. Мы видим и советские нарративы. И даже стилистика языковая практически не отличается от советской. Когда происходят какие-то значимые общественно-политические события в стране, государственные медиа часто их замалчивают, ждут какой-то отмашки от идеологов, чтобы подать информацию в какой-то трактовке. Власти наши привыкли, что журналисты должны быть удобными, не причинять никакого беспокойства. И общественных медиа у нас не существует. Есть несколько независимых крупных онлайн-изданий, информагентство, которые стремятся работать по стандартам профессии», – пояснила Алла Шарко.
«Мы мониторим 19 медиа на предмет соблюдения стандартов и наличия признаков манипуляций и пропаганды. Редакции могут запросить рекомендации, как им работать лучше. Так вот, из 19 медиа всего три обратились к нам с таким запросом. И для нас это показатель, насколько наши медиа хотят работать по стандартам профессии», – сказала Алла Шарко.

По ее словам, сегодня медиа воспринимаются беларусскими властями как канал для передачи и продвижения нужной информации: «Могу привести пример, как пожар в Нотр-Даме сравнивался в теленовостях с метафорическим пожаром в соседней Украине». Алла Шарко перечислила наиболее частые манипулятивные приемы в работе беларуссих госСМИ: это использование псевдоэкспертов, не имеющих компетенции в вопросе, нарушение стандарта отделения мнений от фактов: «От смешного, когда коровы надеются на изменение ситуации на ферме, до несмешного, когда наблюдатели на выборах сравниваются с пристрастными спортивными судьями. Например, один из телеканалов заявил, что они придумали такой жанр, как информационный арт».

Часто используется апелляция к личности. «У нас даже парта, за которой сидел президент, обрастает мифическими смыслами. Если за нее сесть – исполняются желания. Овощи и фрукты, которые растут в огороде у президента, через какое-то время начинают расти по всей стране. И сам приезд Лукашенко влияет на погоду: сразу светит солнце и становится все ясно», – продолжила эксперт.
Пропаганда, особенно неприкрытая – это смешно.
«С тех пор, как мы погрузились в медиамониторинг, стали замечать: пропаганда, особенно неприкрытая – это смешно. Я сейчас замечаю, что наши независимые медиа включаются в процесс фактчекинга, у них появляются публикации: смотрите, что сделал этот телеканал. Это становится вирусным контентом, расходится, потому что это смешно», – поделилась мнением Алла Шарко.
Раду Мариан отметил, что после смены правительства в Молдове в этом году ситуация с медиа изменилась в положительную сторону. «Раньше 70% всех доходов от деятельности телевидения контролировалось центральным аппаратом власти. Это огромное количество денег, влияние, статус. 80% населения все еще получают информацию в нашей стране через телевидение», – пояснил он.

«Это было проблемой: монополия в СМИ и дезинформация, фейковые новости. На президентских выборах 2016 года один из кандидатов запустил через свой холдинг фейковую новость, что он уже почти выиграл, – рассказал молдавский парламентарий. – Новое правительство сейчас пытается бороться с монополией. И первое, что нужно сделать – изменить систему надзора над СМИ. Очень важно, чтобы законодательство соответствовало этим целям. У нас также планируют запретить оффшорные компании в сфере медиа».
Раду Мариан подчеркнул, что российские новостные программы были запрещены в Молдове три года назад. «Хотя развлекательные программы продолжают транслировать – компании принадлежат олигархам, они на этом зарабатывают. Но рейтинг Путина все равно очень высок в нашей стране. И то, что мы запрещаем российские новостные каналы, не влияет серьезно на популярность российской модели», – пояснил он.
По его мнению, сейчас в постсоветском регионе важно сконцентрироваться на продвижении демократических ценностей, прав и свобод человека: «Это сложнее, чем просто запрет каких-то телевизионных программ».

«Хорошей новостью» назвала свободу прессы в Латвии Эвита Пуриня. «В то же время, правительство не понимает важность и значение сильных государственных СМИ, – считает эксперт. – Им не хватает средств, и до недавнего времени у нас не было какого-то органа, который бы занимался фактчекингом. А коммерческие СМИ не настолько сильны – страна маленькая, у нас всего 2 млн человек живет».
«Например, обычные люди не знают, что сейчас происходит в Польше. И всякие националистические идеи могут легко в Латвии распространяться, потому что не так много информации о внешней политике, о происходящем в соседних странах», – добавила она.

«Что касается фактчекинга и проверки информации – что-то у нас в этом плане делается. Но большая часть этой деятельности финансируется из других стран за счет грантов. Сейчас наш центр начал регулярную деятельность по фактчекингу, пытаемся создать специальный орган. Но пока мы нашли бюджет только на один год его работы», – рассказала Эвита Пуриня.

По ее мнению, для того, чтобы материалы фактчекинга были интересны людям, они должны быть связаны с их повседневной жизнью.

«Недавно мы опубликовали историю о самом старом фактчекере Латвии, ему уже 78 лет. Он проверял фейковую таргетированную рекламу, направленную на пожилых людей. Это реклама медикаментов, медицинских изделий. И этот человек решил проверять, кто рекомендует эти изделия. Мы помогали ему в этом. Оказалось, что компания находится в России. Она выделила 12 млн евро на эту деятельность, что для Латвии очень большая сумма», – рассказала эксперт.

18 ОКТЯБРЯ / 2019 / МИНСК, БЕЛАРУСЬ

Конспект подготовил Алексей Александров, Пресс-клуб
КОНТАКТЫ
Ответим на любые ваши вопросы
MediaLiteracySolutions@gmail.com
Минск, Беларусь. Галерея «Ў», Октябрьская, 19